Интервью 11 Ноября 2021

Большое интервью мастера буллитов

В интервью Hockey.by Михаил Стефанович оценил дебют в «Шахтере», приоткрыл секреты исполнения буллитов, вспомнил о неожиданном уходе из «Донбасса» и порассуждал о неудаче Беларуси в отборе на Олимпиаду-2022, объяснил феноменальное преображение Никиты Феоктистова в «Сочи» и рассказал об амбициях по возвращению в КХЛ и национальную сборную.

Минувшей весной Михаил Стефанович в пятый раз подряд стал чемпионом Беларуси и решил сменить «Юность» на украинский «Донбасс», который укреплял ряды перед дебютом в Лиге чемпионов. Старт в евротурнире донецкая команда хотя и не провалила, но и ожиданий не оправдала. А 20 сентября, вскоре после первого же поединка в УХЛ, несмотря на победу над киевским «Соколом», «Донбасс» расстался с двумя белорусами – защитником Евгением Ногачевым и форвардом Стефановичем.

1 октября Стефанович объявился в солигорском «Шахтере». Правда, дебюта за горняков пришлось ждать три недели. Но раскачивался нападающий недолго, настреляв 10 (7+3) результативных баллов в 7 матчах. Причем в этих встречах солигорчане потерпели всего одно поражение.

Стефанович неизменно набирает очки в четырех последних поединках (6+1), покорил внушительные юбилейные отметки по числу матчей (400) и результативных баллов (350) в экстралиге и стал главным героем триллера против «Гомеля», где забросил шайбу в игровое время и реализовал четыре кряду попытки в буллитной перестрелке. Ко всему этому добавилось признание лучшим нападающим десятой недели чемпионата страны.

– 400 матчей, 350 очков. Что значат для вас эти юбилейные числа? Много, мало, могло быть больше?

– Особого внимания на эти числа не обращаю. Понятно, что кто-то следит за статистикой, в команде поздравляют. Такой цели, чтобы провести 1000 матчей в какой-то конкретной лиге, перед собой не ставлю. Конечно же, хотелось бы сыграть в чемпионате выше уровнем. Но пока получается так. Если бы все время только в нашей экстралиге выступал, то набежало бы матчей и побольше. Но и 400 – неплохой показатель. То же могу сказать и об отметке в 350 очков. Всегда можно лучше, но сколько есть – все мои :)

– В семи матчах с вашим участием «Шахтер» одержал шесть побед, ваша результативная серия длится четыре матча. Можно ли сказать, что уже точно вкатились в сезон, вернулась уверенность?

– В принципе, да. Ведь до этого долго не играл, было волнение, что может что-то пойти не так в новой команде. Но большинство ребят оказались знакомыми, кого не знал – с теми познакомился. С тренерами тоже прежде пересекались. Так что адаптации особо не потребовалось. В хоккей везде играют примерно одинаково. Все зависит от того, как ты выполняешь тренерскую установку. В последних матчах вроде действовали неплохо.

– Но после заключения контракта вы не сразу стали играть. Главный тренер Юрий Файков говорил, что вам нужно набрать форму. Было какое-то повреждение?

– Да, были со спиной проблемы. Только приехал в Солигорск, и на второй тренировке что-то повредил. Ждали, пока пройдет – процедуры, уколы. Немножко пришлось понервничать, все-таки только подписал контракт – и уже на втором занятии спину скрутило. Неприятно, ведь и тренеры на меня рассчитывали, и сам хотел команде помочь. А тут выбыл почти на три недели.

– С первого же матча вы стали выходить вместе с Павлом Черновым и Александром Жидких. В это звено вас сразу определили, или на тренировках пробовали и другие сочетания?

– Сразу так поставили. Как начали, так и продолжаем. Быстро сыгрались. Мы с ними и в жизни общаемся. Считаю, в хоккейном плане это нам тоже помогает. С Жигой так и вовсе очень давно знакомы, еще много лет назад в «Гомеле» играли в одном звене, потом в «Немане» – в одной команде, но в разных тройках. В «Юности» тоже в одном звене выходили. С Пашей Черновым давно знаком, но с ним мы не так тесно общались. Каждый из нас знает сильные и слабые стороны друг друга, стараемся друг друга дополнять, обсуждаем, проговариваем разные игровые моменты. Ну и доверие тренера большую роль имеет. Постоянно в большинстве выходим, ребята и в меньшинстве еще. Я, правда, пока еще нет – не заслужил в меньшинстве играть :)

– Когда вы только пришли в «Шахтер», у команды был не очень удачный отрезок. Главный тренер предъявлял претензии к нападающим. Досталось и вам, вскоре после дебюта за Солигорск, когда Юрий Файков сказал, что не может выйти и научить Стефановича забивать. Критика подействовала, или просто совпало?

– Бывают такие матчи, когда не идет у всей команды. Матч принципиальный, проиграли «Металлургу», конкуренту за лидерство. Тренер был не в настроении, ну и я оказался первым в списке, кого он вспомнил. Попал под горячую руку. Там могло любому достаться. Пришлось брать огонь на себя :) Ничего страшного, продолжаем работать. Может, та взбучка и дала импульс нашим следующим матчам. Понятно, что меня приглашали в команду на важные роли, должен доказывать это своей игрой.

– Юрий Файков как-то обмолвился, что у вас состав – космос. Согласны с этим?

– Ну, если Юрий Александрович видит так, пускай так и будет :) У нас на самом деле есть ребята, которые через КХЛ прошли. Возможно, в других командах таких игроков нет. Но сверхъестественных хоккеистов, типа Макдэвида и Драйзайтля, у нас в составе нет.

– Почему после ухода из «Донбасса» выбрали «Шахтер»? Были еще варианты? И что в итоге перевесило?

– Ну, были варианты. Но что сейчас о них вспоминать? Подумал и решил, что такой вариант предпочтительнее.

– «Шахтер» ведь в этом сезоне еще и фарм-клубом минского «Динамо» является. Этот фактор учитывали?

– Если честно, то об этом не задумывался.

– Один из самых важных и ярких матчей «Шахтера» в последнее время – 31 октября против «Гомеля» (3:2 ПБ). Солигорск два раза догонял и выиграл по буллитам. Причем серия оказалась очень захватывающей, в ней вы реализовали сразу четыре попытки подряд. Когда-нибудь такое удавалось прежде?

– Точно нет. Раньше если и получалось, то максимум два раза подряд.

– На решающем отрезке буллитной серии у вас получилась дуэль с Евгением Григоренко, который стал выполнять все броски у «Гомеля».

– Именно тому моменту, кто бросает у соперника, не придавал значения. Там ведь как было? Перед пятой попыткой мы уступали в серии, и мой промах означал ее окончание. Но я забросил, и Юрий Александрович отправил и на следующую попытку. Я ему говорю, что не придумал вариантов [как исполнять следующие броски], а он сказал: «Делай, что хочешь». Вот и пришлось делать :) Мне нужно было каждый раз забрасывать, потому что в случае неудачи серия заканчивалась, ведь «Гомель» с самого начала лидировал [пока Григоренко не допустил осечку в своей третьей попытке].

 После выполнения победной, четвертой, попытки вы ведь сами еще не были уверены, что она оказалась успешной. Увидели, что шайба заползла за линию, только когда заехали за ворота, и когда вратарь поднялся со льда.

– Да, я уже успел про себя подумать, что не получилось. Но тут как в красивых историях вышло, где или ветер подует, или еще что-то необычное произойдет. Я такое раньше только в инстаграме видел, а вживую – в первый раз.

– Главный тренер «Гомеля» Сергей Стась даже засомневался, стоило ли такой буллит засчитывать.

– Да, я читал пресс-конференцию. Но ничего нелегитимного не заметил. Ведь при фиксации буллита нужно дождаться полной остановки шайбы. А там получилось, что вратарь, когда вставал, сам себе закатил, это же не я ее туда затолкал. Повезло.

– Никак нельзя обойти вниманием и ваш второй буллит в той серии, вы забросили его носком пера, да еще быстро прокрутив перед этим клюшку на неудобную сторону. Вы где-то подсмотрели или сами такое придумали?

– Увидел в инстаграме в исполнении форварда сборной Словакии Рихарда Паника. Тоже стал пробовать так исполнить. Поначалу не получалось, а потом все лучше и лучше стало выходить. Попробовал раз в сборной, когда мы в Будапеште играли – но не забросил, в штангу попал. В прошлом сезоне в матче с «Металлургом» попытался, когда в игровой ситуации выходил на ворота, но Дмитрий Мильчаков отбил, после чего сказал мне пару ласковых :) Ну и вот сейчас, когда тренеры в «Шахтере» поддержали, сказали, делай, что хочешь, пришла мысль так попробовать – и получилось! Подумал, что раз наставники дали добро, то почему бы не рискнуть? Думаю, вратарь такого точно не ожидал. Так что все зависело от меня: попаду или не попаду.

– Когда удачно выполняешь один буллит за другим, с каждым разом прибавляется уверенности? Или же, наоборот, подспудно начинает сверлить мысль, что на этот раз эта серия может оборваться?

– Конечно, проще, если у тебя есть разные варианты исполнения буллитов, тогда на этом больше концентрируешься. Хотя я не думаю, что у каждого хоккеиста имеются четыре разные версии в запасе. Вообще, на эйфории хорошо получается. Но и ответственность тоже поддавливает. К тому же мне нельзя было ошибаться, потому что мы все время отыгрывались, и любая осечка означала поражение. Так что не сказал бы, что с каждым броском все увереннее получалось. Тем более, по ходу серии гомельчане вратаря поменяли. Вы же видели, какой последняя попытка вышла...

– В том же матче с «Гомелем» случился неприятный эпизод с Романом Дюковым, когда на льду оказалось много крови. Вы этот момент откуда видели?

– С лавки. Оттуда показалось, что клюшкой в область паха попали. А на самом деле оказалось, что ударили, и при падении игрок коньком порезал руку. Парни, которые были на льду, сразу увидели кровь, и судье об этом кричали. Но рефери, видимо, не поверил, не останавливал игру.

Когда Роман уже на скамейку возвращался, там по всему льду кровь была. И я сразу вспомнил другой момент: когда-то мы в Гродно играли, и там порезали руку Алексею Бадуну. Но у него дело серьезнее оказалось, было даже сухожилие задето. Роме же только кожу порезали. Врачи едва зашили, он уже готов был сразу выходить играть. Но тренеры сказали сильно не геройствовать, велели подождать, чтобы кожа хоть немного захватилась. И в следующем матче он замотал руку и уже играл. Молодец!

– Вы взяли в Шахтере 11-й номер. Раньше под таким вроде никогда не играли. Почему именно этот номер?

– Все привычные мне номера уже были заняты – 23-й, 10-й, а также 13-й, под которым я на чемпионате мира в Риге в память об отце играл. Были еще нюансы и по размерам маек. Та, что с 11-м номером, оказалась моего размера, вот ее и взял. Можно было, конечно, любой номер нанести, хоть 99-й. Но остановился на 11-м. Номер как номер, что здесь такого? Особо на эту тему не заморачиваюсь.

– У Виталия Антоновича не хотели «отжать» свой привычный 23-й?

– Даже мысли такой не было. Я же не Паша Дацюк, который приехал, и ему разрешили 13-й номер взять. Да и по регламенту, мне кажется, у нас нельзя брать номер, под которым в этом сезоне играет другой хоккеист команды.

– У вас хорошо пошло в «Шахтере». Мысли о возвращении в КХЛ еще не оставляют? Особенно на фоне кадровых проблем минского «Динамо» из-за массовых болезней.

– Если кому-то подойду – готов всегда приехать. Конечно, всегда хочется играть уровнем выше. И сам чувствую, что могу. Но сейчас все команды укомплектованы, так что все мысли о «Шахтере». Но крест на возвращении в КХЛ, конечно, не ставлю. Думаю, каждый уважающий себя хоккеист всегда хочет себя попробовать в более сильном турнире. И я – не исключение.

– Никита Феоктистов младше всего на полгода, играет в КХЛ и выдает свой лучший сезон в карьере. Следите за его успехами?

– Да, периодически общаемся, узнаю, как он до капитана дорос, как вообще дела.

– Сильно удивились такому его всплеску?

– Нет. Человеку уже 31 год, когда-то надо уже себя было проявить. Знает свои сильные и слабые стороны, поиграл в разных командах, да и в «Сочи» не первый год. Мало кто в первый же сезон капитаном становится, надо заработать уважение от партнеров и тренерского штаба. А то, что перекрыл сумму всех своих бомбардирских достижений за все годы в КХЛ – это потому, что дали больше игрового времени, вот вам и результат. У каждого тренера свое видение хоккея. Кто-то использовал его только в сдерживающих звеньях, а Назаров увидел в ударных. Ты же сам не подойдешь к тренеру и не скажешь: «Я хочу играть в первом звене с правого края», или чтобы к тебе поставили тех или иных партнеров. Тренер обычно сам подбирает состав сочетаний. Сейчас Никите выпал шанс сыграть в ударных тройках, и он доказывает, что может это делать.

– Никита Феоктистов сказал, что следит за тем, как вы зажигаете в экстралиге и что поздравил вас с четырьмя буллитами в игре с «Гомелем», назвал мастером.

– Да, поздравил, Правда, не так было, как в интервью Hockey.by написано, немножко в другой форме. Но через несколько сообщений написал, что мастер :)

– Вы скромно ему ответили: «Да, бывает иногда».

– Ну он видел, что я так умею. Когда в минском «Динамо» вместе были, показывал ему. Он так тоже пытался делать. Для него это не в новинку. Но вообще, люди, которые разбираются в хоккее, сразу мне написали кто что мог :) Много пришло реакций на эти буллиты.

– Давайте вернемся в сентябрь и вспомним, что случилось в «Донбассе»? Почему расстались с украинским клубом? Нет сожалений, что вообще туда поехали?

– Сожалений нет. Получил хороший опыт, посмотрел, как устроен хоккей в Украине, сыграл в Лиге чемпионов. Другое дело, что там немножко не пошло, и руководство решило расстаться. Никаких обид.

– Руководство осталось недовольно вашим выступлением в Лиге чемпионов? Вас с Евгением Ногачевым, возможно, именно под этот турнир и приглашали?

– Наверное, ожидали от меня много голов, а по факту получился только один голевой пас в четырех матчах.

– Но на тот момент у вас все еще оставались вполне осязаемые шансы на выход из группы в Лиге чемпионов.

– Ну, это решение руководства. Тем не менее, нормально расстались, по-дружески.

– После матчей Лиги чемпионов главный тренер «Донбасса» Павел Микульчик сетовал на слабую игру в большинстве. Это была в том числе ваша сфера ответственности?

– Тренер выбирает, кого ставить в спецбригады. Мне он в этом компоненте доверял, я постоянно играл в большинстве. Другое дело, что не забивали.

– «Донбасс» стартовал в чемпионате Украины с победы над «Соколом», но качеством игры тренеры оказались недовольны…

– На следующий день меня вызвали в офис и объявили, что руководство хочет расстаться. Вот и все.

– Может быть, у вас с Евгением Ногачевым были тяжелые для клуба контракты? Не предлагали пойти на снижение зарплаты?

– Ну, там никто не говорит, у кого какие суммы в контрактах, так что не могу сравнивать. А снижать зарплату не предлагали. Просто сказали о расставании.

– «Донбасс» базируется в Краматорске. Там новая арена, вы делили ее с местным клубом. Как условия, хватало ли места?

– С этим проблем не было, катались в разное время. В раздевалках без излишеств, но было все необходимое. Это же профессиональный клуб, а не любительский. Понятно, что с раздевалками «Юности» не сравнить. Но с ними вообще мало кто может сравниться.

– А что насчет болельщиков «Донбасса»? Клуб ведь не может играть в своем городе.

– Болельщики были и на трибунах в Краматорске. Хотя вместимость арены там небольшая, но их всегда было хорошо слышно. И в Киев на игры Лиги чемпионов приезжали, поддерживали команду в клубных майках. Краматорск – это же Донецкая область, там города все близко. В прошлые сезоны «Донбасс» играл в Дружковке, там у него тоже появились болельщики. Это всего в 15 км от Краматорска, так что для зрителей это не стало большой проблемой. Правда, читал, что сейчас там ввели локдаун, и все матчи проходят при пустых трибунах.

– Семья ваша успела перебраться к вам в Краматорск?

– Да, приехали буквально за несколько дней до моего расставания с «Донбассом». Побыли там неделю и отправились обратно. Досадно, конечно. Ведь преодолели такой путь, летели через Турцию. Ну ничего, получили новые впечатления :)

– Вы говорили, что вам в Краматорске нравилось.

– Да, маленький, аккуратненький городок, все рядом, снимал квартиру недалеко от дворца, в плане логистики все устраивало. А вот переезды там, конечно, посерьезнее, чем в Беларуси. Ездили на матчи через Киев, оттуда обычно уже летали в другие города.

– Есть ли у вас сейчас, спустя почти два месяца, мысли: что не получилось в «Донбассе»?

– Бывает такое: здесь пошло, там не пошло. Сразу забросить в Лиге чемпионов не получилось. Один момент, другой, потом как-то уверенность пропала, может быть. Хотя летом в предсезонных матчах немало забрасывали. Но в Лиге чемпионов то ли ответственность сказалась, то ли еще что-то. Хотя вроде ничего не предвещало такого. В команде освоился хорошо, психологическая обстановка комфортная.

– Когда принимали предложение от «Донбасса», держали в уме, что сложно будет попасть в состав на олимпийскую квалификацию в Братиславе?

– Да нет, не было таких мыслей. За месяц играть не разучишься. Готов был приехать в сборную. Но каждый наставник приглашает игроков под свою систему. Так что никаких обид. Двигаемся дальше.

– Главный тренер «Гомеля» Сергей Стась после квалификации в Братиславе высказал мысль, что надо было вызвать Михаила Стефановича и Германа Нестерова.

– Каждый специалист видит игру по-своему.

– Может быть, Стась и в «Гомель» вас звал?

– Летом не звал, а когда из «Донбасса» ушел, то Жека Ковыршин предлагал в «Гомель» перейти. Я в тот момент раздумывал, что делать дальше, но «Гомель» не рассматривал.

– Вы следили за выступлением белорусов в олимпийской квалификации?

– Да, смотрел.

– Сильно удивились поражению от Польши?

– Ну, достаточно. И ведь по игре не сказал бы, что у нас были стопроцентные моменты, чтобы забить. Скорее поляки могли 2:0 сделать счет. Понятно, что мы имели преимущество, что по броскам превзошли, что соперник впятером оборонялся на пятаке, но…

А вот со Словакией была уже совсем другая игра – отличная и по накалу, и по страстям, и по качеству. Но все-таки поражение от поляков там аукнулось, ведь иначе нам не пришлось бы менять вратаря в конце третьего периода, чтобы обязательно выиграть в основное время. А в овертайме или в серии буллитов могло сложиться по-разному. Ну что тут сказать, сами виноваты, что Польше проиграли.

Почему не смогли победить поляков? Мне сложно сказать, все-таки меня не было в команде. Но это уже история. Скажу лишь, что, хотя я и удивился неудаче в матче с поляками, был уверен, что со Словакией будет совсем иная игра. И парни провели отличный матч. Но не подфартило.

– Сейчас вы уже ближе к тренерам сборной.

– Да, теперь на меня уже можно вживую посмотреть, а не по интернету :) Всегда готов, всегда с радостью приеду в сборную, если позовут. Это честь для любого игрока.

Источник: hockey.by